Константин Логинов

Практический психологГештальт-терапевтСупервизор

Базовые эмоции

Восприятие и действие: “бессознательное”
Сознание
Разум
Проявления бессознательного в сознании: базовые эмоции
Восприятие индивидами общественных отношений: четыре смысла слова “своё”
Четыре базовые эмоции
Желание сохранить своё: страх
Желание присвоить чужое: зависть
Желание вернуть своё: ненависть
Безразличие к своему: скука и отчаяние
Сводная таблица "Базовые эмоции"
Базовые эмоции и этические системы: мотивационные соответствия

Восприятие и действие: “бессознательное”

Известно, что все живые существа имеют какие-то органы чувств (то есть способны воспринимать окружающий мир) и органы действий (способны воздействовать на него). Столь же очевидно, что их восприятия и их действия связаны между собой: отсутствие всякой связи между тем, что живое существо воспринимает, и тем, что оно делает, немедленно привело бы к его гибели.

Как правило, у каждого живого существа имеется система односторонних связей органов восприятия с органами действия, называемая “системой рефлексов”, “реакциями”, или как-то иначе. При этом живое существо вначале нечто воспринимает, потом действует определенным образом в зависимости от результатов восприятия. Так, после повышения температуры воздуха на дереве набухают почки; в ответ на запах еды у собаки выделяется слюна; и т.п.

Однако эта система связей не может называться сознанием. Скорее, это можно было бы назвать “бессознательным”*.

* Разумеется, не в психоаналитическом смысле слова.

Сознание

Сознание — это способность иметь представления о своем будущем, особенно о возможных последствиях своих действий. Подсолнух, поворачивающийся к свету, делает это бессознательно. Человек бессознательно отдергивает руку от горячего. Но, например, заяц, удирающий от лисы, мечется, ища кратчайший путь бегства,— то есть пытается выбрать из нескольких вариантов своего будущего поведения наилучший.

Следует иметь в виду, что сознание направлено не на всякое “будущее”, а именно на свое будущее, точнее говоря — на свое будущее поведение.

Почему общественные отношения возможны только среди существ, обладающих сознанием? — Именно потому, что общество — это система отношений, а понятие “отношения” предполагает готовность к некоторому поведению в будущем. Живые существа, не обладающие сознанием, могут воздействовать друг на друга, или взаимодействать друг с другом; иногда кажется, что они препятствуют или содействуют друг другу — как, например, большое дерево, заслоняя собой свет, “мешает” расти другим деревьям, или как кишечные бактерии “способствуют” перевариванию пищи. Но подобное взаимодействие не является отношением. Дерево, заслоняющее свет, не пытается противодействовать росту побегов. Оно точно так же отбрасывало бы тень на землю, даже если бы на ней ничего не росло. Кишечные бактерии вырабатвали бы те или иные вещества вне зависимости от того, нужно это для переваривания пищи или нет. Такого рода существа действуют как автоматы, влияя друг на друга, но никак друг к другу не относясь.

Напротив, существа, воспринимающие свои действия, могут находиться в тех или иных отношениях между собой. Они способны к ожиданию чего-то в будущем — а, значит, и к тому, чтобы действовать, ожидая реакцию на свои действия. Между ними возможны отношения сотрудничества или соперничества, что приводит к появлению образований, обладающих некоторыми свойствами общества.

Разум

Разум мы рассматривали прежде всего как способность устанавливать те или иные отношения с другими людьми по своей собственной воле. В данном случае слова “разум” и “свобода воли” являются синонимами.

Проявления бессознательного в сознании: базовые эмоции

Бессознательное (то есть система связей между восприятием и действием), сознание и разум каким-то образом взаимодействуют друг с другом. Особый интерес при этом представляет взаимодействие бессознательного с сознанием.

Для того, чтобы успешно функционировать, сознание должно иметь возможность воспринимать бессознательное*. Бессознательное — как система автоматических реакций — пытается ответить на каждый акт восприятия каким-то действием. Сознание способно вмешиваться в этот процесс, приостанавливая некоторые автоматические реакции бессознательного: иначе оно не было бы способно к выбору вариантов поведения. Кроме того, оно способно “провоцировать” бессознательное, манипулируя системой восприятия (например, вызывая в памяти яркие воспоминания или создавая воображаемые картины).

В тех случаях, когда сознание активно, оно подавляет все бессознательные реакции, не позволяя индивиду действовать автоматически. В этом случае задержанные действия проявляются в сознании как импульсы к совершению действия, то есть как чувства и эмоции **.

В дальнейшем мы будем говорить только о тех эмоциях, которые связаны с основной категорией социальной жизни — а именно, с тем, что мы называем “своё”.

* С этой точки зрения сознание является частью системы органов восприятия, и его можно рассматривать как своего рода “шестое чувство”, только направленное не вовне, а внутрь себя.

** Если импульс к совершению действия немедленно реализуется, ни о каких эмоциях говорить нельзя. Эмоция — это побуждение к действию, а побуждение можно испытывать только в том случае, если действие не совершается.

Восприятие индивидами общественных отношений: четыре смысла слова “своё”

Люди не только участвуют в общественных отношниях; они еще и осознают это. Кроме того, общественные отношения являются предметом чувств и переживаний вовлеченных в них людей; не будет ошибкой сказать, что общественные отношения волнуют людей едва ли не больше, чем все остальное. В наши задачи не входит рассмотрение эмоций, порождаемых социальной активностью людей; это задача психологии. Тем не менее следует указать, каким образом люди обычно осознают и выражают свою вовлеченность в общественные отношения.

Социальное поведение, в основе своей общее для всех людей, выражается в словах и понятиях, ясных и очевидных для всех людей без исключения.

Наблюдение показывает, что все четыре типа общественных отношений выражаются в большинстве языков мира общим понятием “своё”.

Своим человек может называть, во-первых, то, что принадлежит ему (вещь, территорию, ребенка, место за столом, профессию, должность, и так далее). Это понимание “своего” в смысле “собственности”.

Кроме того, своим человек может называть то, к чему принадлежит он сам (семью, народ, организацию, партию, поколение, что угодно). В первом случае можно говорить о собственности, во втором — о принадлежности или причастности. Ясно, что смысл слова “своё” здесь меняется: когда кто-то говорит “это моя вещь”, это значит совсем не то же самое, что и “мой народ”. Здесь речь идет не об имуществе, но, напротив, о принадлежности к некоторой общности или коллективу.

Далее, человек может называть своим то, с чем находится в отношениях власти или подчинения. Совершенно очевидно, что выражение “мой начальник” (впрочем, как и “мой подчиненный”) имеет иной смысл, чем “моя вещь” или “мои друзья”.

Наконец, существует и четвертый смысл слова своё. Он проявляется, когда человек говорит про что-нибудь “это моё право”. Речь не идет о какой-либо собственности, об отношениях с коллективом, или о властных отношениях. Здесь речь идет о свободах, которыми “обладает” индивид в обществе.

Никакого общества, члены которого не понимали бы, что такое свое и чужое, быть не может. Общество в целом, как и конкретные общности людей, как раз и представляют собой сложные сплетения своего, чужого, общего, ничейного и т.п.

Границы своего и чужого определяют границы возможного поведения. Так, разница между некоторой суммой своих денег, и точно такой же суммой чужих денег, очень велика, несмотря на то, что речь может идти об одной и той же купюре. Вся разница в том, что человек может сделать с ней. Разумеется, дальнейшее поведение может быть очень и очень разным (свои деньги можно поберечь или потратить разными способами, чужие можно, например, заработать или присвоить, и тоже очень разными способами), но все дальнейшее поведение человека определяется тем, чьи это деньги. Точно так же можно очень по-разному относиться к своей и чужой семье, но это поведение изначально задано тем, чья это семья.

Собственность и принадлежность, зависимость или независимость, могут ощущаться (то есть пониматься) человеком в большей или меньшей степени. Тем не менее, при всех разнообразных вариациях, сами понятия остаются неизменными. Они могут только накладываться друг на друга, взаимно усиливать или ослаблять друг друга, или взаимно исключать друг друга.

Четыре базовые эмоции

Рассмотрим все возможные действия субъекта по отношению к "своему". Для этого надо ответить на вопрос, что вообще можно сделать с тем, что мы называем “своим”, или что с ним может произойти?

Существует три основные формы действий, которые возможно совершить по отношению к “своему”. Их можно выразить словами сохранить, отнять и вернуть. Каждому из этих действий соответствует импульс, побуждающий его совершить, то есть некая эмоция. Кроме того, одной из возможных форм поведения является отказ совершать какие-либо действия, подпадающие под эти три категории, и этому отказу тоже соответствует определенный эмоциональный импульс.

Все базовые эмоции являются отрицательными: испытывать их неприятно. Это связано с тем, что они являются импульсами к совершению действия, причем совершение мотивированных ими действий (и получение результата) их прекращает. Если бы они были приятными переживаниями, человек не стремился бы избавиться от них, и задерживал бы действие, вместо того, чтобы его совершать.

Желание сохранить своё: страх

Сохранение — это поведение, направленное на то, чтобы своё осталось своим, то есть не было бы повреждено, уничтожено, или присвоено другими. Группа эмоциональных импульсов, побуждающих к подобному поведению, называется страхом. Таким образом, страх — это всегда страх перед потерей (жизни, имущества, свободы, чего угодно).

Страх всегда направлен на некоторое возможное будущее, на то, что может произойти: невозможно бояться того, что уже произошло или происходит сейчас*. Таким образом, будущее является универсальным объектом страха.

В социальной жизни страх всегда связан с возможными действиями — своими или чужими. Строго говоря, боятся не кого-то, а чего-то. В частности, можно бояться собственных будущих действий (например, рискованного прыжка через пропасть, или предстоящей тяжелой работы**).

Страх является простейшей базовой эмоцией. Для того, чтобы испытать страх, достаточно просто понимать разницу между ситуацией обладания своим и ситуацией лишения этого. При этом совершенно не предполагается какое-либо представление о “не-своём”, “чужом”. Для страха безразлично, будет ли “своё” просто уничтожено, или присвоено другим: главное здесь — это чувство возможного лишения.

* Когда говорят о страхе перед прошлым, всегда имеется в виду страх перед повторением прошлого в будущем, или страх перед несостоявшимся вариантом прошлого, который переживается как будущее (что описывается выражениями типа “мне страшно это вспоминать, ведь я же мог погибнуть”).

** Так называемая “лень” является своеобразной разновидностью страха, обычно с примесью других базовых эмоций (чаще всего скуки или ненависти).

Желание присвоить чужое: зависть

Присвоение — это поведение, направленное на то, чтобы нечто чужое (или ничьё) стало своим. Группа эмоциональных импульсов, побуждающих к подобному поведению, часто называется просто “желанием”. Мы используем термин зависть, понимая его в самом широком смысле слова — как всякое желание обладать чем-то, сделать его своим (собственностью, правом, положением, чем угодно).

Зависть всегда направлена на нечто, существующее сейчас, то есть на настоящее. Разумеется, возможно испытать зависть к чему-то, имевшему место в прошлом или возможному в будущем, но для этого требуется вообразить это существующим сейчас — или вообразить себя существующим тогда. Обобщая, можно сказать, что настоящее является универсальным объектом зависти.

Зависть связана не с действиями, а с отношениями. Зависть — это всегда зависть к чему-то, причем не к действиям, а именно к отношениям (как правило, к отношениям обладания или участия).

Зависть является более сложной эмоцией, нежели страх, поскольку предполагает не только различение ситуаций обладания и лишения, но и представления о том, что обладать чем-то могут и другие (или никто), то есть представления о “чужом” (или “ничьём”).

Желание вернуть своё: ненависть

Желание вернуть своё принципиально отличается от желания присвоить чужое. Оно возникает в ситуации, когда своё продолжает признаваться субъектом именно своим, а тот факт, что им обладает кто-то другой, воспринимается как помеха. С этой точки зрения объект ненависти не обладает тем, что субъект считает своим, а просто мешает субъекту обладать тем, что ему принадлежит*. Поэтому единственным способом вернуть себе возможность обладания своим является не “обратное присвоение” (своё не признается чужим), а уничтожение помехи, препятствующей должному отношению к своему (например, ненавидимого человека**). Ненависть предполагает, что “правильное положение вещей” восстановится само, как только будет убрана помеха.

Ненависть всегда направлена на прошлое. Невозможно ненавидеть кого-то или что-то за то, чего ещё не произошло. С этой точки зрения прошлое в целом является универсальным объектом ненависти.

Ненависть является личным чувством: ненавидят не что-то, а кого-то. Ненависть — это ненависть к участникам отношений.

Ненависть явлется наиболее сложной из всех базовых эмоций, поскольку предполагает понимание разницы между отношениями и их реализацией, а также зависимость отношений от действий их участников.

* Например, тиран или диктатор вызывает ненависть не потому, что присвоил себе чужие права, но потому, что не позволяет другим обладать ими.

** В таких случаях говорят нечто вроде “он мешает мне жить”.

Безразличие к своему: скука и отчаяние

Особой формой поведения следует признать безразличие по отношению к своему. Отказ от усилий по удержанию, присвоению или возвращению своего также мотивирован эмоциональным импульсом. Соответствующую базовую эмоцию можно называть по-разному. Наиболее характерные ее формы — это скука и отчаяние.

Следует отличать безразличие от невнимания. Невнимание к чему-то может быть случайным. Безразличие — это сознательный отказ уделять внимание данному объекту. В таких случаях человек обычно говорит, что “это его не интересует”. В той ситуации, когда он по какой-то причине все же вынужден направлять внимание на то, что не вызывает у него страха, зависти или ненависти, он чувствует “отсутствие интереса”, то есть “скуку”, “желание отвлечься”.

Крайним случаем “желания отвлечься” является отчаяние. Это ситуация, когда необходимость направлять внимание на что бы то ни было настолько неприятна, что единственным выходом начинает казаться прекращение деятельности сознания, то есть его разрушение, смерть, или трансформация самой его структуры. В этом смысле отчаяние не обязательно парализует всякую деятельность человека: в некоторых случаях оно является импульсом к совершению действий, которые не способны мотивировать ни одна из перечисленных выше базовых эмоций.

Таблица №1
Сводная таблица "Базовые эмоции"

Базовые эмоции
Приостановленное
действие
Время
Внимание
Социально одобряемые формы поведения
Этическая
система
страх
сохранить
будущее
на действия
спокойствие,
невозмутимость

1

зависть
отнять
настоящее
на отношения
высокая самооценка, уверенность
3
ненависть
вернуть
прошлое
на участника отношений
предвидение,
сопротивление
4
скука и отчаяние
отказ
настоящее
любой
объект
повышенный интерес к жизни
2

Базовые эмоции и этические системы: мотивационные соответствия

Ранее мы уже упоминали о том, что существуют мотивационные соответствия между этическими системами и базовыми эмоциональными импульсами.

Имеется в виду следующее. Само по себе знание о том, как нужно себя вести, вовсе не приводит к правильному поведению. Желание быть этичным невыводимо из этики. Это значит, что существуют особые этические мотивации, которые побуждают человека вести себя “правильно”.

Разумеется, этические мотивации ни в коей мере не сводимы к самим базовым эмоциям. Напротив, этические мотивации являются их отрицанием, то есть вызваны желанием избавиться от переживания базовых эмоций. Напомним, что все они являются отрицательными, а их переживание неприятно. Этичное поведение с этой точки зрения вызвано желанием избежать этих переживаний — то есть оно является своеобразной профилактикой. Это эмоции по поводу эмоций, “эмоции второго порядка”.

Вообще говоря, отношение к неприятным переживанием может быть двояким: им можно поддаться (и тогда они исчерпают себя в действиях), или можно попытаться не допустить их появления. Этические мотивации относятся именно ко второй категории.

Разумеется, отдельный человек, ведущий себя сообразно этическим нормам, тем самым еще не застрахован от неприятных переживаний. Но если этим нормам следуют все, или хотя бы значительная часть людей в обществе, уровень проявлений базовых эмоций заметно снижается.

Первая этическая система направлена на преодоление скуки и отчаяния, то есть разных форм нежелания жить и действовать. Она делает это простейшим способом: советует чем-нибудь заняться, и лучше тем же самым, чем занимаются все. Люди, следующие нормам Первой этической системы, все время нуждаются в том, чтобы их как-то занимали общими делами. Именно этим объясняется их “коллективизм”.

В рамках данной этической системы любые эмоции кажутся чем-то привлекательным, поскольку они отвлекают на себя внимание. Это относится и к трем базовым эмоциям, то есть страху, зависти и ненависти: они хороши уже тем, что вызывают интерес* и желание жить, которые являются позитивным эмоциональным результатом следования Первой этической системе. Принято, чтобы те люди, которые считаются (разумеется, в рамках данной этической системы) “достойными людьми”, демонстрировали повышенный интерес к жизни, энергию и витальную силу.

Как уже говорилось, Вторая этическая система связана с базовой эмоцией страха, а мотивационным импульсом является нежелание его испытывать. Сама традиционная формулировка Второй этической системы, то есть “золотое правило” — не делай другим того, чего не хочешь, чтобы делали тебе — может быть заменена на такую: не делай другим того, чего ты сам боишься.

Это значит, что всеобщее следование нормам Второй этической системы позволяет каждому человеку существенно снизить уровень опасений по поводу своей жизни, своего положения, и т.д. и т.п.

Таким образом, Вторая этическая система — это своего рода “этика осторожности”. Соответственно, позитивным эмоциональным результатом следования Второй этической системе является спокойствие.”Достойные люди” в рамках Второй этической системы ведут себя, как правило, подчеркнуто невозмутимо.

Для Третьей этической системы базовой эмоцией, связанной с ней, является зависть (понимаемая широко, — как “желание получить”), а мотивационным импульсом — нежелание переживать эту эмоцию. Для этого общество должно способствовать тому, чтобы каждый человека имел возможность что-нибудь получить, а для этого — хотя бы не мешать его деятельности в этом направлении. Третья этическая система учит людей не мешать друг другу добиваться своего. Ее можно переформулировать так: “не мешай другим делать то, что ты хочешь делать сам”.

Третья этическая система — это “этика достижения”. Позитивным эмоциональным результатом следования ей является успех. В этом случае в обязанности “достойного человека” обычно входит демонстрация своей высокой самооценки, уверенности в себе и т.п.

Четвертая этическая система связана с ненавистью. Соответственно, мотивационный импульс для ее принятия есть нежелание испытывать ненависть к кому-либо. Поскольку всякий человек, потерпевший ущерб в результате чьих-то злонамеренных действий, обречен испытывать ненависть к тому, кто их совершил, то единственный способ избежать этого — не становиться жертвой. В рамках Четвертой этической системы человек обязан защищать себя от тех действий, которые он ненавидит Соответствующее этическое правило звучит так: “Никому не позволяй делать с собой то, что ты ненавидишь”. Как уже говорилось выше, основным грехом в данной этической системе считается нежелание связываться со злом, готовность смириться с ним, и тем более потворствование ему. Четвертая этическая система — это “этика предвидения и сопротивления”.

* В частности, именно по этой причине таким людям часто свойственна невероятная жестокость: это их развлекает.

из книги:
Константина Крылова, Валентины Крыловой. "Поведение".
М., "Педагогический поиск", 1997. — 176 с. ISBN 5-901030-05-2


Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *