Константин Логинов

Практический психологГештальт-терапевтСупервизор

Гештальт: искусство контакта

Авторы:

Глава 4. Теория Self

Self, …которого не существует!

До сих пор мы говорили о некоторых принципах, лежащих в основе гештальт-терапии, а также о кое-каких фундаментальных установках, логически вытекающих из этих принципов. Но мы не рассмотрели в деталях теорию, метод и методические приемы (техники) этого нового подхода. Впрочем, мы и не будем этого делать в данной книге, потому что она адресована не только профессионалам в психотерапии, но, может быть, еще в большей мере настоящим или будущим клиентам[13]).

Однако следует напомнить, что теория[14] никогда не притязала на то, чтобы быть отражением или объяснением «истины»: она является «интеллектуальной методической и организованной конструкцией, имеющей гипотетический и синтетический характер, разработанной с дидактическими целями» (словарь Робера). Ее основная цель состоит в том, чтобы предложить предварительное прочтение фактов или феноменов – и эта цель придает им видимую согласованность, позволяя их лучше изучать и предсказывать. Ее основная особенность состоит не в том, чтобы быть истинной, а в том, чтобы быть полезной и удобной.

Поэтому не будем заниматься детальным историческим анализом, а также спорами относительно текущего состояния, основных направлений и незначительных различий у разных авторов. Для нас достаточно просто получить представление о том, что называется Теорией Self – это предполагает определение Self и его «функций», представление о креативном приспособлении на границе-контакт, о цикле контакта и его нарушениях («сопротивлениях»). Эта теория, по сути, вытекает из второго тома Gestalt Therapy (1951), написанного Полем Гудманом (на основании письменных заметок Фрица Перлза) и популярного изложения Изадора Фрома (скончавшегося в июне 1994 года).

Итак, речь идет о теоретических рассуждениях относительно понятия Self – столь сложного…, что этого-то Self и не существует! Ни Вы, ни я не обладаем self в гештальтистком смысле этого слова! Self несопоставим ни с фрейдовским Эго, ни с юнгианской Самостью, ни со Взрослым в транзактном анализе; то же самое верно и в отношении Self у Винникотта: речь идет о том, кто я, не о моей персоне, а о моей манере быть именно в данный момент и в данном месте; речь идет о феноменах, происходящих на «границе-контакт» между мной и моим непосредственным окружением. Речь идет о моем актуальном стиле «креативного приспособления» в данной конкретной области. Следовательно, мой self является чем-то в высшей степени изменчивым и тесно связанным с феноменологической точкой зрения на мир, при которой предпочтение отдается временному субъективному процессу, а не изучению объективных и постоянных качеств бытия.

Давайте оставим в стороне эти рассуждения – существенные, но философские и технические – и бросим беглый взгляд на некоторые их следствий, вытекающих из понятия Self, которые намного более конкретны, и с которыми мы непрерывно сталкиваемся в той или иной из четырех взаимодополняющих областей приложения Гештальта:

• в терапии, называемой «индивидуальной» (или «дуальной»),

• в терапевтических группах или группах личностного роста,

• в практике Гештальта в учреждениях,

• в его приложениях в сфере производственных и коммерческих предприятий.

Цикл контакта

Цикл контакта

«И все-таки она вертится!», – воскликнул Галлилей скептическим судьям Инквизиции. Сегодня уже никто не сомневается, что в Мироздании все вертится: начиная с электронов с их крошечными орбитами вокруг атомов вплоть до планет и галактик. Также поворачиваются и обстоятельства, и удача, и назначение людей и теорий; все циклично, начиная с времен года и заканчивая годами жизни; и наши «внутренние биологические часы» (которыми заведует эпифиз, или шишковидная железа, которая управляет также сном, пищеварением, овуляцией …а также их нарушениями, связанными со «смещением часов») циклически регулируют наш сердечный ритм, нашу температуру, секрецию гормонов, наше настроение и активность – дневную, месячную и сезонную.

Итак, всякий опыт происходит циклично: он начинается, продолжается и заканчивается. Вся наша жизнь представляет собой сложную череду циклов, включенных друг в друга наподобие «матрешки». Вы начали читать эту книгу, чтение продолжается в данный момент и скоро закончится; но чтение оказывается внутри цикла Вашего дня, а последний включен в неделю, и так далее. Параллельно наслаиваются циклы Вашего тела, Вашей любви и Вашей профессиональной деятельности, ваших социальных и политических начинаний.

В какой-то момент неожиданно на первый план выходит «доминантная фигура», и все остальное на некоторое время исчезает в «глубине»: так, например, когда Вы захвачены чтением, то «забываете» о Вашей больной спине – и она отходит на второй план. То, что находится на авансцене, притягивает Ваше внимание в ущерб «пейзажу». Это постоянная смена фигуры /фона, на которую указывали гештальт-психологи еще в начале века.

Гештальт-терапия учитывает этот фундаментальный закон функционирования. Так, Перлз и Гудман (1951) предложили выделять в каждом опыте четыре основных временных промежутка, организованного относительно понятия контакта: предварительный контакт (пре-контакт), вступление в контакт, полный контакт и пост-контакт. Такое деление всякого действия обладает несомненным преимуществом простоты, … но оно не учитывает всего множества наблюдаемых феноменов.

В последующем другие авторы попытались уточнить этот процесс с тем, чтобы он лучше соотносился с различными конкретными жизненными ситуациями: начиная с «мини-цикла» удовлетворения физической потребности, такой как голод или жажда, до более длинных и сложных циклов развития отношений влюбленности или профессиональной карьеры.

Джозеф Зинкер (1977) выделяет, например, шесть фаз: ощущение, осознание или «awareness», мобилизация энергии, действие, контакт и уход. Мишель Катцефф (1978) добавляет фазу «осуществления», которая предшествует фазе ухода…

Что касается меня, то я выделяю пять основных фаз: (см. рисунок):

1) предварительный контакт;

2) завязка;

3) контакт (или «полный контакт»);

4) развязка;

5) ассимиляция опыта.

Особенно меня привлекают две фазы: это фаза, которая непосредственно предшествует полному контакту, и фаза, которая непосредственно следует после полного контакта. Они главным образом обусловливают успешность контакта или его неуспешность. Поэтому я их назвал завязкой и развязкой.

Цикл контакта из пяти фаз (С. Гингер, 1989)

Предложенная мною схема напоминает греческую букву ПИ – которая символизирует для меня переход от диаметра к кругу, от прямой линии к циклу, от проекта к его исполнению.

Две петли подчеркивают критические точки цикла, те краткие моменты, когда действие начинается и когда оно заканчивается перед фазой ассимиляции.

Мне представляется полезным иметь в виду, что трудности – как клиента, так и терапевта – в подавляющем большинстве приходятся как раз на два этих ключевых моментах цикла: непосредственно перед фазой контакта и сразу после фазы контакта (в собственном смысле слова), т. е. на момент вступления в контакт и до выхода из контакта, т. е. до ухода.

Итак, я приступаю к изложению цикла, состоящего из пяти фаз:

1. Предварительный контакт (пре-контакт)

Идея о том, что необходимо время преконтакта (предварительного контакта), достаточное для появления потребности, желания, проекта (или ситуации) уже достаточно подробно рассматривалась большинством гештальтистских авторов. Любому объединению, если оно хочет стать плодотворным, обязательно должно предшествовать несколько неформальных обменов; любовная связь обязательно предполагает время, достаточное для возникновения желания, а потом уже следуют прелюдии; в коммерческой связи требуется время для «приручения» клиента; профессиональной работе в Гештальте предшествует латентное время предподготовки, когда устанавливается «терапевтический альянс»… Отсутствие предварительного контакта (или его чрезмерная продолжительность) свидетельствует о психологической или социальной дисфункции.

2. Завязка

Часто недооценивается важность момента вступления в контакт: речь идет о ключевом моменте, когда «завязывается» действие, когда вступают на тропу работы в момент терапевтического взаимодействия, когда включаются в отношения, в группировку, когда приступают к решению или к проекту.

Именно поэтому я предложил дать специальное название этой фазе, назвав ее фазой завязки. Мне кажется, что это слово достаточно ясно передает смысл фазы: оно мне напоминает о начале спортивной разминки до взаимодействия (разминка в волейболе, разминка в фехтовании и т. д.). Следует заметить, что завязка не всегда достаточно ясно осознается (awareness) и что она не всегда предполагает мобилизацию энергии (энергетизацию). Иногда начинание происходит интуитивно, как результат постепенного «дрейфа» или же напротив, как итог «резко изменившейся» ситуации…Но какой бы не была завязка, она возникла и идет своим чередом! Какими бы ни были ее основания, наступает момент, когда можно сказать: «готово, пора!». Мне представляется важным суметь определить этот критический момент и воспользоваться им.

3. Контакт

Несомненно, сам по себе контакт можно подразделить на несколько последовательных подфаз – последовательность которых, однако, изменяется в зависимости от ситуации. Между тем, их детальное различение не кажется мне существенным в терапевтических отношениях или клинической практике: «дела идут своим ходом», со своими взлетами и падениями, и наступает пора подумать, что случится на фазе развязки (выбора), действия или взаимодействия…

4. Развязка

Другим существенным моментом, который нуждается в пояснении, является «развязка», или завершение: момент, когда ситуация «разрешается» тем или иным образом; когда в любом случае контакт близится к завершению; следовало бы подвести итоги, пусть даже предварительные. Перед фазой ухода в собственном смысле слова, перед более или менее длительным периодом ассимиляции, переваривания опыта – сознательного или бессознательного – возникает этот критический момент окончания: остановка, сепарация, решение. Этот момент, когда заканчивается вечер, когда любовники начинают удаляться друг от друга, когда клиенты оставляют своего терапевта (до следующей сессии… или окончательно). Эти трудные времена разрыва составляют вехи нашей жизни: в этот момент решаются на разрыв, уходят из общества, оставляют родителей, завершают учебу, увольняются с работы или выходят из партии, разводятся, переезжают или уходят на пенсию…Уже нет полного контакта, но еще нет ухода-ассимиляции, это критический момент освобождения – который может длиться несколько минут, несколько дней, …или даже долгие годы (ср. «работу горя»).

В повседневной жизни, впрочем как и в практике психотерапии я вижу, что часто речь идет о сложном моменте, о котором трудно «договориться», который бесполезно «задерживать» и некстати «торопить». Мне кажется, что эта существенная фазае всего цикла недостаточно исследовалась в классической гештальтистской теории. Она заслуживает того, чтобы к ней отнеслись с большим вниманием. К тому же она является, как правило, камнем преткновения начинающих терапевтов… и конечно же бывалых политиков!

5. Ассимиляция

Не стану долго задерживаться и распространяться о том, что составляет у меня пятую фазу цикла: уход в смысле ассимиляции. Большинство авторов подчеркивали важность этой фазы, но совершенно упускали из виду то обстоятельство, что обучение или психотерапия – впрочем как и любовь – совершается как между встречами, так и по ходу их.

Итак, завязка и развязка, как правило, представляют собой не длительные периоды, а краткие, деликатные решающие моменты – к тому же легко уловимые; они мне напоминают взлет и приземление самолета. И особенно важным мне кажется подчеркнуть фазу развязки; она предшествует уходу, и ее не следует смешивать с ним. Главным образом именно на ней базируется последующая ассимиляция всякого опыта.

«Функции self»

«Функции self»

На различных этапах «цикла опыта» или «цикла контакта» мой self (в конечном счете, мой способ нынешней адаптации к окружению) постоянно развивается. Он «функционирует» с помощью четырех основных способов, которые обычно называются «функциями self»: «оно», «личность», «эго», «средняя модальность». Эти термины имеют особый смысл в гештальтистском контексте.

• Оно касается мира моих ощущений, потребностей (осознаваемых и бессознательных) и побуждений: голод, усталость, сексуальные желания. Оно является мне, «касается меня» в некотором роде без произвольного решения с моей стороны.

• Личность образует основу, на которой появляются потребности: это то, что постоянно во мне, моя историческая характеристика, которая отвечает за то, что я признаю себя в качестве «кого-то, имеющего обыкновение…». Это тот образ, который я создал о себе самом и который переводится словами: «я человек, который…». Личность проявляет себя до и после каждого «цикла»: она его обусловливает и им «питается»; всякий опыт, будучи ассимилированным, обогащает ее, актуализируя тот образ, который я имею относительно самого себя.

• Эго касается моих намеренных и осознанных выборов, за которые я ощущаю себя всецело ответственным и которые позволяют мне определять свое собственное поведение. Именно в зависимости от моих текущих потребностей и моей привычной личности я принимаю решения (следовательно, функция эго зависит от «оно» и от «личности»). Речь идет о том, что я хочу, о том, что я сегодня решил при нынешних обстоятельствах в поле текущего опыта.

• Средняя модальность связана со спряжением в греческом языке: она не активная и не пассивная, но одновременно и то, и другое по форме. Больше всего она похожа на возвратное наклонение в русском языке: когда «я умываюсь», то одновременно являюсь и субъектом, и объектом своего действия; точно так же, как в случае, когда «мы общаемся», находимся в «диалогическом» взаимодействии: это полный контакт, взаимный обмен между мной и другими, мной и окружением.

Психоз связан с нарушением функций оно и личности, которые включаются именно в начале и конце цикла (предварительный контакт и ассимиляция); невроз связан с потерей функции его.

Сопротивления

Сопротивления

В реальности цикл не всегда разворачивается одним и тем же образом: возникают остановки, соскальзывания или пробуксовки, скачки, возвраты назад и т. д. В Гештальте эти нарушения, как правило, называются «сопротивлениями». Принято выделять пять основных сопротивлений: конфлюенция (слияние), интроекция, проекция, ретрофлексия (или обратное отражение), дефлексия; некоторые авторы добавляют профлексию, эготизм, обесценивание и т. д. На самом деле большинство из них функционирует как «механизмы защиты», т. е. временные рефлексы безопасности, но которые часто становятся чрезмерными, неподходящими или анахронистическими: так, доспехи, призванные меня защищать, мало-помалу становятся стесняющими и скорее мешают, чем приносят пользу. Гештальт побуждает меня их осознать, и затем отсортировать; он мне поможет избавиться от тех из них, в которых я уже не нуждаюсь, а в случае необходимости трансформировать мои жесткие доспехи в «кольчугу» – более мягкую и лучше адаптированную.

Рассмотрим некоторые расхожие примеры:

• Конфлюенция (слияние) является патологической в том случае, если граница между мной и другим размыта постоянно: если моя жена сопровождает меня на матч регби все время и если я всегда хожу с ней в магазин, наш союз становится «симбиозом», где уже никому не известно, кто чего хочет. Напротив, слияние остается здоровым, если я разделяю энтузиазм моей спортивной команды, семейную радость в связи с юбилеем, победу моей политической партии. Но это здоровое слияние не должно превышать установленных пределов: «пробуксовка» возникает в том случае, если на выборах я голосую как капитан футбольной команды, если моя политическая партия вмешивается в то, какой должна быть моя обыденная домашняя одежда, и если я слепо подчиняюсь гуру какой-то секты.

• Интроекция – это то, что «я проглотил, но не достаточно хорошо прожевал и переварил». Некоторые интроекции необходимы для жизни в обществе: я научился, что надо уважать имущество другого, приходить вовремя на встречу и не кричать на улице…Но я «интроецировал» также, что нельзя мастурбировать (хотя сегодня известно, что это нормальное средство для пробуждения сексуальности), что надо бы помолчать и смириться с идеями родителей и учителей – ценой торможения какого бы то ни было развития! А почему бы мне не проявить себя в моей специфичности и со всей ассертивностью (такое поведение, при котором человек утверждается, «отстаивая» себя без робости и без чрезмерного бахвальства, как раз в меру и в подходящий момент). На самом деле большинство интроекций моего детства висят на мне тяжелым бременем вместо того, чтобы облегчить мне свободную жизнь.

• Проекция состоит в приписывании другому того, что относится ко мне самому (часто для того, чтобы бессознательно от этого избавиться). Вероятно за высказыванием «сегодня вечером у тебя раздраженный вид» скрывается собственная досада, так же, как за высказыванием «я уверен, что ты еще скажешь что-нибудь…». Итак, мы часто приписываем другому наши собственные состояния души, наши желания или наши опасения. Однако же здоровая проекция позволяет нам понять другого, предсказать его поведение, подпитывает любое отношение: «Я дам ему это и думаю, что это доставит ему удовольствие».

• Ретрофлексия состоит в «сдерживании» своих чувств или побуждений: например, желания или гнева. Я оказываюсь в неприятной ситуации и «скриплю зубами» …и это заканчивается «соматизацией» этой досады: я «подхвачу» желудочные колики, если не язву, а то и онкологию[15]. Согласно профессору Лабори, большинство болезней связаны с «торможением действия» – которое накапливает в организме токсические гормоны стресса. Однако же само собой разумеется, что ретрофлексия часто бывает адаптивной и необходимой: вероятно, умение сдержать приступ досады по отношению к своему шефу будет скорее полезным, чем патогенным; умение контролировать свое желания сослужит мне хорошую службу – и это пример здоровой ретрофлексии, признающей место другого и облегчающей социальную жизнь.

• Дефлексия это избегание, отклонение от моего желания или моей потребности. Когда я «ретрофлексирую» мой гнев против вышестоящего лица, то сдерживаю его, а когда я его «дефлексирую», то нарушаю правила уличного движения или кричу на своих детей безо всякой на то причины… Передо мной поставлен вопрос, угрожающий лично мне, и я «дефлексирую» с помощью шутки, которая избавляет меня от ответа, или же путем длинного и пространного рассуждения. Но иной раз дефлексия может оказаться полезной, так как с ее помощью удается избежать конфликта: я болтаю о пустяках или «неожиданно вспоминаю» о срочном телефонном звонке, чтобы увильнуть от деликатной проблемы, к обсуждению которой я бы предпочел вернуться как можно позже и при более благоприятных условиях.

Эти механизмы «сопротивления» являются самыми обычными, как мы видели, и в большинстве случаев более или менее бессознательными. Каждый из нас регулярно использует некоторые из них, но не все и при этом не всегда отдавая себе ясный отчет. Гештальт помогает выявить их и использовать как можно лучше, чтобы усовершенствовать контакт, а не для того, чтобы его разрушить или воспрепятствовать ему. Так, например, моя конфлюенция позволит мне перенять акцент южанина после того, как я приеду в Ниццу, или задержаться после вечеринки, чтобы помочь друзьям убрать (что поможет к ним присоединиться); мои проекции побуждают меня писать эту книгу, так как я постоянно представляю, что читатель думает и чувствует в процессе чтения; мои дефлексии позволяют мне сохранить настроение и радость жизни…даже после телевизионных новостей!

Для иллюстрации этого отрывка о сопротивлениях, предлагаю схему, которая позволяет изобразить эти «пограничные события» между мной и другим:

Сопротивления в Гештальте

Некоторые авторы выделяют еще и другие «сопротивления», такие как профлексия, эготизм, обесценивание (или девалидизация) и т. д.

Итак, теория self поможет мне прояснить мое психическое и социальное функционирование. Если я осознаю, как я нарушаю контакт, то могу «прибрать» его, избавиться от устаревших привычек, ставших бессознательными, гибко перестраивая мое представление о самом себе. Например: я думал – начиная с годов моего ученичества – что «не умею писать», и постоянно это повторял! И вдруг мне стало ясно, что сегодня это уже не так. Теория позволит использовать как можно лучше все богатство моего скрытого потенциала.


Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *